Яковлев
Прокофий Семёнович

Авторы статьи: Коханная Ирина Степановна
Меркулов Всеволод Игоревич, кандидат исторических наук
Рожанский Игорь Львович, кандидат химических наук

Яковлев Прокофий Семёнович (род. ок. 1610) – сын боярский, служилый человек Елецкого уезда Московского царства.

Гаплогруппа: R1b-S9891
Ветвь: Древнегерманская

Подполковник бронетанковых войск в отставке Игорь Владимирович Яковлев любит повторять, что эта история могла бы так никогда и не появиться. Шансы углубить знание о предках на одно-два поколения долго оставались для него далёкой несбыточной мечтой. В роду не было никаких особенных «семейных преданий», только обрывки: коллективизация, оккупация, Курская дуга… Да и расспросить толком было некого. Игорь Владимирович знал своего прадеда Матвея (без отчества), и более «далёкого» прошлого не существовало. Считалось, что предки были обычными крестьянами из небольшой деревни Чемоданово.

Именно в покинутой, но не забытой родовой деревне Яковлевых Чемоданово судьба приготовила ценнейший подарок, который состоял из накопленных десятилетиями трудов и наработок местного краеведа Валентина Огнева. Через церковные книги и ревизские сказки (переписи населения) он напрямую вывел на столбовую дорогу первых знаний и документов. Оказалось, что представители рода Яковлевых значились в сословии казённых (государственных) крестьян, до этого – крестьян-однодворцев, а ещё раньше – числились как елецкие дети боярские. То есть те крестьяне прежде были воинами, а их служба на южных рубежах Русского царства называлась «служба кровию и смертию». Подробнее об этом рассказывается в статье другого потомка детей боярских А.А. Клёсова на нашем сайте.

В 1628 году сын боярский Прокофий Семёнов сын Яковлев с двумя товарищами, Корчагиным и Ноздреватым, поверстались на государеву службу. А уже в следующем 1629 году по грамоте царя Михаила Фёдоровича каждый из троих подростков-новиков получил земельный надел. Располагалась земля в починке Корчагина Елецкого стана Елецкого уезда на речке Гоголе под Юрьевым лесом на пустоши у Глухого колодезя – так звучало в документе первое название нынешней деревни Чемоданово Становлянского района Липецкой области.

В ходе реформ Петра I все служилые люди были объединены в новое сословие – дворянство, куда и вошли дети боярские, но многие из них не стали продолжать службу и остались землевладельцами, постепенно превратившись в свободных крестьян-однодворцев. Шаг за шагом, ниточку за ниточкой распутывал Игорь Владимирович генеалогию своего рода, прежде чем дошёл до начала XVII века, до самого раннего, документально доказанного пращура – сына боярского Прокофия Семёновича Яковлева, около 1610 года рождения. Прямая последовательность поколений от него выглядит следующим образом:

 

Затем были поданы документы в комиссию Российского Дворянского Собрания, которая подтвердила принадлежность Игоря Владимировича к дворянскому роду Яковлевых.

 

 

Надо сказать, что в Московском царстве род Яковлевых был хорошо известен. Ещё бы! Ведь они восходили к знаменитому боярину Андрею Кобыле, который жил при Иване Калите и считается также предком Романовых и целого ряда других знатных фамилий. Имеют ли отношение к тем Яковлевым предки Игоря Владимировича, елецкие дети боярские?

Напомним родословие потомков боярина Андрея Кобылы, вплоть до расхождения двух ветвей – Захарьиных-Яковлевых и Захарьиных-Юрьевых. Схему подготовил наш коллега Евгений Викторович Пайор, за что выражаем ему благодарность.

 

 

Яков и Юрий – два брата, сыновья московского боярина Захария Ивановича Кошкина. От одного пошли Яковлевы, от другого – Романовы. Яков был старшим, и на него в полной мере распространялись права местничества, то есть бытовавшей системы распределения должностей в зависимости от старшинства и знатности. В 1480 году Яков уже боярин, а Юрий – пока ещё сын боярский:

«Лета 6988-го [1480] октября в 26 день князь великий Иван Васильевич всеа Русии [Иван III] поехал с Москвы в свою отчину в Великий Новгород. А с великим князем бояре князь Данило Дмитреевич Холмской, Петр Федорович, Яков Захарьич, Василей да Иван Борисовичи. Окольничей Иван Васильевич Ощера. Дворетцкой Михайло Яковлевич Русалка. А дети боярские Юрьи Захарьич, Семен Борисович Брюхо, Иван Таварков...».

«А из Великого Новгорода послал великий князь своих воевод под Выборг: в большом полку – Яков Захарьин, а в правой руке – Федор Константинович Беззубцев, а в левой руке – князь Тимофей Александрович Тростенской», – это сообщение иллюстрирует миниатюра Лицевого летописного свода:

Разница в возрасте и в занимаемом положении не оставляла никаких шансов и ставила одноколенных сыновей Якова и Юрия на разные этажи «социального лифта» феодального государства, жившего по традициям местничества. Записи о назначениях на высокие должности на основании родовой иерархии вносились в «разрядные книги», и им строго следовали. Эта система служебных отношений между родовитыми фамилиями, которые множились в новых поколениях, неукоснительно соблюдалась. Тем самым преследовалась цель консолидации ресурсов в руках одного наследника, устранения споров и междоусобиц среди родственников, а значит укрепления государства. Старшие получали преимущество перед младшими.

Но в реальности произошло иначе. В результате сложных хитросплетений на московском престоле оказались прямые потомки Юрия Захарьевича – Михаил Фёдорович, избранный на царствование в 1613 году, приходится ему праправнуком. А что же потомки старшего брата Якова Захарьевича? С лёгкой руки придворных генеалогов Яковлевы-Захарьины «угасли» в XVI веке.

Как говорится, нет человека – нет проблемы, а с порядком престолонаследия проблем всегда было немало. По линии потомков Якова Захарьевича, старшего брата, ключевой фигурой оказывается его сын Иван Яковлевич по фамильному прозвищу Яковля. Фигура – непростая для исторической интерпретации. Например, Википедия его не знает, хотя это не столь принципиально (Википедия многого не знает или трактует странным образом, что уже стало притчей во языцех). И без Википедии род Захарьиных-Яковлевых издавна был окружён интригами. Причина проста – тому, кому удалось бы «пробраться» в этот род, открывался прямой путь к дому Романовых. Могли возникать неудобные вопросы о старшинстве по законам местничества, о властных правах и полномочиях. Поэтому царствующая династия за этим бдительно следила.

То, что Иван Яковля существовал в действительности, мы узнаём из архивных документов по истории предков царя Михаила Фёдоровича, собранных членом Государственного Совета, действительным тайным советником Николаем Николаевичем Селифонтовым.

Однако бездетным он не был, если принять во внимание документы и доказательства, а также нестыковки источников, которые обнаружил Игорь Владимирович Яковлев. Его изыскания поистине достойны не только самого пристального интереса со стороны научной общественности, но и заслуживают художественной экранизации, которая могла бы красочно передать все трагические перипетии жизни и борьбы вокруг престола Московского царства.

По мнению Игоря Владимировича, ветвь Ивана не угасла. Фамильное прозвище Яковля – это своеобразный маркер, который помогает проследить генеалогическую линию потомков Якова Захарьевича. Так, ему удалось найти, что один из потомков, московский служилый человек Фёдор Глебович Иванов Яковля руководил «посошным войском», то есть временным ополчением, на засечной черте в Мещовске. Здесь же родились и продолжили службу его сыновья – Моисей и Семён Яковлевы.

Предполагается, что герой нашего очерка – Прокофий Семёнович, начавший свой воинский путь в Ельце, – это младший сын упомянутого Семёна Фёдоровича Яковлева. Если всё действительно так, то перед нами ещё одна генеалогическая линия (вовсе не угасшая), идущая от боярина Андрея Кобылы, наравне с линиями Шереметевых, Романовых и других.

Разумеется, с этим нужно внимательно разбираться, анализируя все источники, которые прямо или косвенно могут дать ответ на поставленный вопрос. А ещё – привлекать новые данные, такие как ДНК-генеалогия. По результатам ДНК-теста Игоря Владимировича Яковлева мы получили протяжённый гаплотип и определили глубокий субклад – ДНК-метку его рода. Оказалось, что он относится к исключительно редкой ДНК-генеалогической линии R1b-S9891. Надо сказать, что для елецких крестьян, каковыми считались Яковлевы, это совсем неожиданная гаплогруппа! К субкладу Игоря Владимировича ведёт следующая последовательность снип-мутаций:

 

R1b-M269 > L23 > L51 > L52 > L151 > U106 > S263 > S499 > FGC13959 > S9891

 

Ветвь R1b-U106 является одной из основных генеалогических линий в Западной Европе и считается специфической ДНК-меткой германских народов, но в Восточной Европе и в России численность её носителей резко снижается менее чем до 1% от всего населения. Терминальный снип S9891 маркирует ещё более редкую ветвь, находящуюся далеко в стороне от «мейнстрима». Удивились бы мы, получив такой результат не для елецкого крестьянина, а для Андрея Кобылы, если бы довелось протестировать его останки? Возможно, не очень. Точное происхождение Андрея Кобылы неизвестно, но по основной легенде он прибыл «из Немец», из прусской земли.

Среди наших современников к ветви S9891 относится всего несколько человек из числа протестировавших свою ДНК. Четверо – дальние родственники из фамильного проекта Coleman, два шведа (очевидные родственники, но с разными фамилиями), валлиец, англичанин, американец, не давший информации о происхождении, и Игорь Владимирович Яковлев.

Итог – не слишком информативный, но абсолютно точно интригующий. Вопросов здесь возникает масса! И главный вопрос, раз уж упоминается боярин Андрей Кобыла, связан с происхождением и ДНК-генеалогией династии Романовых. Что мы об этом знаем? Например, известен короткий гаплотип Николая II, который относится… к гаплогруппе R1b-U106. Однако прямая мужская линия Романовых от первого царя Михаила Фёдоровича пресекалась, поэтому Николай II унаследовал свои Y-хромосомные данные по линии Петра III, мужа Екатерины Великой из немецкой Гольштейн-Готторпской династии. При всём желании Николай II не мог получить снип U106 ни от Андрея Кобылы, ни от Михаила Фёдоровича, ни от Петра I и Петра II, на котором мужская линия «старых» Романовых угасает. Какая была у них гаплогруппа? Пока мы этого достоверно не знаем…

Но если допустить, что потомок детей боярских Игорь Владимирович Яковлев восходит не только к документально подтверждённому Прокофию Семёновичу Яковлеву, около 1610 года рождения, а имеет отношение и к более древним Яковлевым, что ведут свой род от боярина Андрея Кобылы, то резонно перенести результат его Y-теста на всю ветвь. И на родоначальника Андрея Кобылу, и на линии Захарьиных-Яковлевых и Захарьиных-Юрьевых. Y-хромосомная ДНК-метка передаётся по прямой мужской линии от отца к сыну.

Получается, что «новые» Романовы (линия от Петра III до Николая II) относятся к субкладу R1b-U106, более глубокая детализация неизвестна. И род Яковлевых, от сына боярского Прокофия Семёновича до нашего современника И.В. Яковлева относится к субкладу R1b-U106>S9891. Следовательно, можно предположить, что и Захарьины-Яковлевы (от Андрея Кобылы), как и Захарьины-Юрьевы (от того же Андрея Кобылы) до царя Михаила Фёдоровича и обоих Петров могли относиться к той же ДНК-генеалогической ветви. Прямо какой-то круговорот гаплотипов U106 у царского престола! Повторим для потенциальных критиков – можно предположить, что могли относиться… Это гипотеза, но ничего другого всё равно ни у кого пока нет.

Однако сразу поспешим развеять возможный энтузиазм конспирологов. Имеющиеся данные ничего не сообщают о том, что Петра I где-то «подменили», а ДНК Петра II каким-то чудесным образом перешла к Петру III и далее – к Николаю II. Приведём для общей информации гаплотип Игоря Владимировича Яковлева и гаплотип Николая II. Понятное дело, что они отличаются, ведь Яковлев – не из Гольштейн-Готторпов. Между гаплотипами 5 мутаций в 16-маркерном формате (отмечены), то есть это разные ДНК-генеалогические линии, хоть гаплогруппа и одна.

Итак, что нужно, чтобы продвинуться дальше в этом исследовании? Большие надежды возлагаем на ДНК-тестирование представителей русских дворянских родов, по легендам происходящих от Андрея Кобылы, у которого, согласно родословцам, было пять сыновей. От них пошли фамилии Лодыгиных, Коновницыных, Горбуновых, Колычёвых, Хлуденевых, Стербеевых, Неплюевых, Боборыкиных, Шереметевых и Яковлевых. Две последние фамилии особенно близки, поскольку происходят от одного сына Андрея Кобылы – Фёдора Кошки – родоначальника рода Кошкиных (позже Захарьиных). Первый шаг уже сделан. Но, к сожалению, на сегодняшний момент сравнить ДНК-данные Игоря Владимировича Яковлева просто не с чем. Впрочем, можно ради интеллектуального развлечения сравнить предполагаемый внешний облик Романа Захарьина-Юрьева, прямого предка «старых» Романовых, реконструированный по черепу, с фото Игоря Владимировича Яковлева.

Конкретные результаты может дать ДНК-тестирование ныне живущих потомков А.И. Герцена, его отец Иван Алексеевич Яковлев (1767-1846) происходил из рода Захарьиных-Яковлевых. А также видного современного представителя рода Шереметевых – архитектора, мецената и общественного деятеля Петра Петровича Шереметева или его сына.

ДНК-генеалогия может дать объективные и независимые данные для изучения истории родов, которые уходят на 400 и более лет вглубь, когда надежно документированные сведения о предках либо отсутствуют, либо допускают разные, зачастую противоречивые толкования.

Например, в своё время на ДНК-проекте Russian Nobility зарегистрировалось 24 участника из рода Рюриковичей, признанные таковыми Российским Дворянским Собранием. По официальной генеалогии, их самым недавним общим предком был древнерусский князь Ярослав Мудрый, но по своей Y-ДНК они оказались потомками 11 человек, не находившихся в каком-либо родстве. Двое из предков, представляющие ветви N1a-Y10931 и R1a-L260, жили во времена более ранние, чем Ярослав Мудрый. Остальные 9 линий представлены единичными участниками, а потому времена их образования неизвестны.

Подобную ситуацию нельзя исключить для родов, происходящих, согласно Бархатной Книге, от московского боярина Андрея Кобылы. Чтобы независимо проверить сведения о первых поколениях этого рода, оценить время жизни и возможное происхождение его предка, необходимы данные Y-ДНК представителей других его линий, помимо Яковлевых. Очевидно, что подобная информация представляет интерес не только для узких специалистов в генеалогии, но и для историков и широкой общественности, поскольку к одному из этих родов принадлежал царь Михаил Фёдорович и его потомки до Петра II.

…12 января 1682 года царь Фёдор Алексеевич нанёс сильный удар по родовитому боярству, отменив местничество на Руси. Хранившиеся «разрядные книги» были сожжены. Ценнейшие документы жгли и в домашних очагах, и на огромных кострах. В огне исчезала история древнего рода Захарьиных-Яковлевых и многих других родов, которую сегодня приходится восстанавливать по крупицам. История – конечно, лишь для нас, кто смотрит на те события с высоты прошедших веков. Для того времени это была актуальная политика с её борьбой за власть, конфликтами интересов и средневековым мировосприятием.

Но, как говорится, рукописи не горят. Мы точно знаем, что ДНК-генеалогия – это та история, которую нельзя ни спалить, ни переписать. Пусть эта заметка послужит началом большого исследовательского пути, который принесёт всем нам новые открытия.


25 августа 2021 г.

Понравилась статья? Вы можете поделиться ею:
© ООО "Лаборатория ДНК-генеалогии", 2020-2021
Телефон: +7 (499) 391-60-70
Почтовый адрес: 115093, г. Москва, а/я 118
(ООО "Лаборатория ДНК-генеалогии")