Бунин
Иван Алексеевич

Авторы статьи: Рыльщиков Илья Валерьевич
Рожанский Игорь Львович, кандидат химических наук

Бунин Иван Алексеевич (22 октября 1870 – 8 ноября 1953) – русский писатель, поэт и переводчик, лауреат Нобелевской премии по литературе 1933 года.

Гаплогруппа: N1a-Y9022
Ветвь: Волго-алтайская

Из художественных и публицистических произведений мы узнаём, что Бунины ведут свой род от Симеона Бунковского. В «Биографической заметке» Иван Алексеевич Бунин, цитируя «Гербовник дворянских родов», пишет следующее: «Род Буниных происходит от Симеона Бунковского, мужа знатного, выехавшего в XV в. из Польши к великому князю Василию Васильевичу…».

Однако в книге Ю.Д. Гончарова «Предки Бунина» сообщается, что первым, достоверно установленным предком писателя И.А. Бунина, был мценский помещик Яков Савельевич Бунин, родившийся в конце XVII века. Про его отца Савелия нам, к сожалению, ничего не известно. Юрий Гончаров в своей книге высказывает некоторые сомнения по поводу достоверности сведений о происхождении Ивана Бунина и его предков вплоть до Якова Савельевича Бунина от Симеона Бунковского, выехавшего к великому московскому князю Василию Тёмному из Польши, по другим источникам – из Великого Княжества Литовского.

В той же «Автобиографической заметке» Иван Бунин утверждает следующее: «Род этот (род Буниных, прим. авт.) дал замечательную женщину начала прошлого века, поэтессу А.П. Бунину, и поэта В.А. Жуковского (незаконного сына А.И. Бунина); в некотором родстве мы с бр<атьями > Киреевскими, Гротами, Юшковыми, Воейковыми, Булгаковыми, Соймоновыми…». Кроме того, родственные связи имелись у Буниных с Семёновыми. Сын знаменитого географа Петра Петровича Семёнова-Тян-Шанского Вениамин Петрович был уверен в родственных связях Буниных и Семёновых. В сентябре 1917 года своём письме И.А. Бунину В.П. Семёнов-Тян-Шанский пишет об их родственных связях: «Позвольте Вам послать I том мемуаров моего покойного отца, где вы найдёте немало сведений не только о Вашем родстве с Грот, но и с нами, Семёновыми, и с Жуковским…». Ещё следует отметить, что у поэтессы Анны Ахматовой в роду были Бунины из ряжской ветви, к которой относятся «русская Сафо», поэтесса А.П. Бунина и предки географа П.П. Семёнова-Тян-Шанского.

Вот как всё тесно переплетено, вот сколько знаменитых потомков, возможно, имеется у «знатного мужа Симеона Бунковского». В то время, когда Ю.Д. Гончаров писал свою книгу, в 70-е годы ХХ века и многие десятилетия спустя, умные и талантливые люди могли только предполагать и строить версии, действительно ли потомки Якова Савельевича Бунина, в том числе Иван Алексеевич Бунин, были прямыми потомками Симеона Бунковского, были ли потомками этого славного мужа ряжские Бунины, белёвские Бунины, к коим относятся поэт Василий Андреевич Жуковский и славянофилы, собиратели фольклора братья Киреевские. И только сейчас ДНК-генеалогия позволила установить бесспорную истину в этом вопросе.

Что для этого было нужно? Для получения ответа требовалось, чтобы прямой потомок И.А. Бунина сделал тест на Y-хромосому, так как самого писателя давно уже нет с нами. К сожалению, у Ивана Алексеевича нет прямых потомков. Его единственный сын Николай умер в пятилетнем возрасте. А вот у родного брата писателя Евгения Алексеевича и, соответственно, у отца писателя Алексея Николаевича прямые потомки по мужской лини имеются. В любом случае, результат это даст тот же самый, как если бы тестировали самого Ивана Алексеевича Бунина, или максимально приближенный к этому результату из-за нескольких набежавших мутаций в ДНК.

Нам удалось провести ДНК-генеалогическое тестирование потомка по прямой мужской линии брата писателя. Замечательного человека, который согласился помочь нам, зовут Владимир Владимирович Бунин. Он сын Владимира Арсеньевича Бунина и внук Арсения Евгеньевича Бунина.

В начале 1917 года у брата писателя Евгения Алексеевича Бунина рождается сын Арсений. Евгению Алексеевичу было на тот момент пятьдесят восемь лет. 10 октября (по старому стилю) 1917 года Иван Бунин записывает в дневнике: «Позавчера утром поехал (…) в Ефремов. (…) Евгений на кухне на печке со своим Арсиком».

Член Академии ДНК-генеалогии Илья Валерьевич Рыльщиков (слева) и Владимир Владимирович Бунин (справа) перед ДНК тестированием:

Спустя некоторое время, в июле 2018 года, в Лаборатории ДНК-генеалогии был готов результат тестирования Владимира Владимировича Бунина. Признаться, результат получился удивительным.

Лабораторный анализ позволил определить гаплотип, который относится к крупному субкладу N1a-M178. Затем в ходе ДНК-генеалогического исследования было рассчитано дерево гаплотипов, к которым были добавлены данные В.В. Бунина (на схеме ниже его положение отмечено стрелкой), и установлено, что он группируется с участниками ДНК-проектов, у которых подтверждена последовательность снипов M178 > L708 > Y9022.

Эти снипы характеризуют редкую ветвь, которая носит название Волго-алтайской. Ее базовый гаплотип в 27-маркерном формате выглядит следующим образом:

13 23 14 10 11 14 10 14 14 30 17 14 20 30 11 11 14 16 20 10 20 11 21 22 38 37-37

Он расходится с гаплотипом В.В. Бунина на 4 мутации в маркерах, выделенных жирным шрифтом, что соответствует дистанции в 1300 лет. Это намного меньше, чем время жизни предка всей ветви N-Y9022 (4500±560 лет назад), что помещает В.В. Бунина со 100% вероятностью в самую ее середину, на равном удалении от остальных носителей.

Ареал ветви Y9022 ограничивается в основном Поволжьем, в ДНК-базах к ней относятся 11 русских, 12 татар, коми, мордвин-эрзя и удмурт. В данных, собранных популяционными генетиками при анонимном тестировании, эта же ветвь оказывается одной из основных генеалогических линий у чувашей, удмуртов, марийцев, коми и хантов. Отмечена она также у коренного населения Алтая, что и послужило причиной наименования.

Абсолютное большинство европейцев из гаплогруппы N принадлежит к Уральско-европейской ветви L1026, с которой Волго-алтайская ветвь Y9022 разошлась около 7500 лет назад, задолго по миграции в Европу. Люди из ветви Y9022 в своей миграции не продвинулись западнее бассейна Камы, где впоследствии влились в состав формировавшихся там народов, ныне говорящих на тюркских (чуваши, татары), волжско-финских (марийцы), пермско-финских (удмурты, коми) и угорских (ханты) языках. Первоначальный язык того племени пока остается загадкой.

Получается, что найденная у В.В. Бунина Волго-алтайская ветвь гаплогруппы N вступает в противоречие с семейной легендой о происхождении дворянского рода Буниных. Гаплогруппа N широко распространена в Литве, Белоруссии и на Смоленщине, но представлена там почти исключительно южно-балтийской ветвью L1025. Ветвь Y9022 пока не была обнаружена ни у одного уроженца этих мест, несмотря на их высокую активность в тестировании ДНК.

Впрочем, Орловская и Воронежская губернии, где жили потомки московского дворянина Якова Савельевича Бунина, находятся не настолько далеко от Поволжья, чтобы сбрасывать со счетов корни рода среди его коренного населения. «Московские дворяне» – это чин служилых людей во времена первых Романовых, а не место рождения или службы. Поэтому предок Буниных мог за всю жизнь ни разу не побывать в столице, но носить этот довольно высокий титул. Якова Савельевича, жившего во время правления Алексея Михайловича, и легендарного предка Буниных Симеона Бунковского (Буниковского) разделяет более двух столетий, от которых не осталось ни одной достоверной записи. Практически единственным способом проверить семейную легенду остается тестирование Y-ДНК среди других ветвей Буниных, а также родственных им семей. Гаплотип В.В. Бунина относится к очень редкой для русских ветви, и он легко узнаваем даже в коротких форматах, что упрощает задачу.

В качестве одной из версий возникновения легенды можно предположить нередкую среди дворян практику облагораживания своих не слишком благозвучных или заурядных (с их точки зрения) фамилий. Фамилия Бунин относится к такой категории, поскольку восходит к прозвищу «буня», которым в тамбовских и рязанских говорах (согласно словарю В.И. Даля) называли заносчивого, чванливого человека. Многие фамилии, образованные от диалектных слов, встречаются преимущественно в местностях, где эти слова были в ходу. С большой вероятностью, предки их современных носителей также были уроженцами тех же мест, вне зависимости от сословия и мест, где сейчас живут их потомки.

Статистику по Буниным можно получить из самого беспристрастного источника – списков Министерства обороны России о безвозвратных потерях в Великой Отечественной войне. Они охватывают миллионы мужчин 1895-1925 г.р., подавляющее большинство которых родилось в сельской местности. По Буниным на сегодняшний день оцифровано 1859 документов, хранящихся в электронной базе данных «ОБД Мемориал». Для 618 однофамильцев удалось найти места рождения и нанести их на карту.

Места рождения Буниных из списков безвозвратных потерь в ВОВ согласно сведениям из «ОБД Мемориал». Цветом отмечены места наибольшего скопления фамилии:

Бунины за 400 лет существования фамилии оказались рассеяны по всей территории Российской империи и СССР, но около 2/3 из них сконцентрированы в полосе от Курска на западе до Балашова Саратовской области на востоке. Практически все – из крестьян, как можно заключить по документам. Эти места в Черноземье заселялись примерно в то же время, когда жил Яков Савельевич Бунин, получивший за службу землю в Мценском уезде. Либо он сам, либо кто-то из его ближайших предков, очевидно, был в числе тех, кто стал осваивать новые земли, принеся с собой старые прозвища. Исходный регион можно вычислить по диалектологическим данным XVII века, если такие доступны.

Если информация о прозвище «буня» из словаря Даля подтвердится, то возможные корни рода Буниных на Рязанщине во многом согласуются с найденной у В.В. Бунина ветвью N1a-Y9022. На тогдашней восточной границе Московского государства происходило смешение русских с коренными народами Поволжья, у которых эта ветвь представлена на значимом уровне. Свой вклад могли внести и татарские воины, охотно нанимавшиеся в XV-XVI веках на русскую службу и полностью обрусевавшие за 2-3 поколения, как предки Тютчевых, Тургеневых или Карамзиных. Чтобы выяснить какой из вариантов ближе к истине, либо предположить другие версии, необходимы дополнительные данные как по классической, так и по ДНК-генеалогии.

А что же у нас по Симеону Бунковскому и по родственным связям с белёвскими Буниными, в том числе с поэтом Василием Жуковским, и с ряжскими Буниными, в том числе с предками географа П.П. Семёнова-Тян-Шанского? Необходимо продолжать работу, и тогда проект «ДНК замечательных людей» пополнится новой информацией. Хотелось бы, чтобы представители прямых мужских ряжской и белёвской линий Буниных прошли ДНК тестирование. Если, конечно, найдутся такие представители древнего дворянского рода Буниных.

Мы знаем положительные примеры подтверждения генеалогических сведений ДНК-генеалогией, как в случае с потомками Григория Александровича Морхинина Пушки, родившегося в 1375 году, чьи потомки Пушкины и Мусины-Пушкины принадлежат к одной ветви гаплогруппы R1a и, безусловно, являются родственниками. Такая же ситуация и по многочисленным Рюриковичам N1a1, Рюриковичам R1a, Гедиминовичам.

Встречаются, впрочем, и обратные примеры. Потомки Шимона и Африкана Вельяминовы, Воронцовы и Аксаковы – все имеют совершенно разные субклады (веточки) различных гаплогрупп. Да и разделение современных Рюриковичей на линии из двух разных гаплогрупп – N1a1 и R1a – требует определённого решения.

К слову, не так давно попался на глаза автореферат диссертации на соискание степени доктора исторических наук «Род Аксаковых в истории России…». Дата автореферата – 2010 год. В этой работе в разделе выводы утверждается, что родственные связи между Вельяминовыми и Аксаковыми являются несомненными и доказанными. Представляете, а через несколько лет ДНК-генеалогия своими железобетонными данными опровергает эти утверждения, а уважаемый соискатель к тому времени уже стал доктором исторических наук. Именно поэтому у ДНК-генеалогии и имеются недоброжелатели в академической среде – ведь ДНК-генеалогия очень часто развенчивает утверждения и выводы работ на соискание высоких научных степеней.

Понравилась статья? Вы можете поделиться ею:
© ООО "Лаборатория ДНК-генеалогии", 2020
Телефон: +7 (499) 391-60-70
Почтовый адрес: 115093, г. Москва, а/я 118
(ООО "Лаборатория ДНК-генеалогии")